ТУРПАКЕТ В МОСКВУ

llt.sevastopol.com

Подписка на рассылку

  • llt.sevastopol.com
  • llt.sevastopol.com
  • llt.sevastopol.com

Присоединяйтесь к нам

llt.sevastopol.com llt.sevastopol.com llt.sevastopol.com


Главная / Панорамы Крыма / Судакская крепость

Судакская крепость

alina

Виртуальное путешествие

Экскурсии на которых можно познакомиться с данным объектом:

Судакская крепость  - самая большая из сохранившихся генуэзских крепостей во всем Северном Причерноморье. Этот археологический памятник мирового значения до конца еще не изучен. Нет даже единого мнения о начале строительства крепости.  То, что мы видим теперь, построено, в основном, генуэзцами. Обосновавшись в Каффе (так называли нынешнюю Феодосию), они в 1365 году атаковали город и взяли его почти без боя. После этого генуэзцам покорилось все побережье, от современной Керчи до Балаклавы. Центр международной торговли переместился в Кафу, а Согдайя стала их стратегическим укреплением. Здесь они  руками местных жителей  отремонтировали старые стены и много лет, башня за башней, возводили знаменитую крепость на неприступном с юга древнем коралловом рифе. 

Основанная по проекту генуэзских инженеров, крепость  может считаться образцом средневеко-вой западноевропейской фортификации. Построена она в два яруса: внизу - массивная наружная стена высотой 6-8 метров и толщиной 1,5-2 метра, укрепленная  десятью боевыми 15-метровыми башнями, наверху – Консульский замок и еще четыре соединенных стеной башни. Выше всех основали двухэтажную Дозорную башню (Кыз-Куле или Гез-Куле). По причине сходного звучания («гез» - глаз, а «кыз» - дева), ее иногда называют Девичьей. Башня выстроена в 150 метрах над уровнем моря, на вершине Крепостной скалы.

 С этой башней связана легенда, наивная и трагическая. На экскурсиях ее рассказывают в разных вариантах и всегда охотно слушают. Дочь консула влюбилась в пастуха. Отец был, разумеется, против такого зятя и надумал от него избавиться. Он посадил его с каким-то поручением на корабль, а капитану приплатил отдельно и шепнул, что не обидится, если больше не увидит злосчастного простолюдина. Капитан оказался смышленым, и корабль вернулся в Согдайю без пастуха. Дочь консула все поняла и, воскликнув: «Не знаете вы сердца любящего!» - бросилась со скалы… С северо-востока доступ в защищенный город преграждал глубокий ров, заполненный водой. На ночь поднимали мост, а ворота – охраняемые, окованные железом – запирали. Крепостные башни строились в разные годы, на них остались не везде различимые даты и фамилии правивших в то время  неизменно  «доблестных» и «благородных» консулов. Ученые спорят о времени начала строительства крепости (возможно, это 6 век), но дата завершения известна. Под бойницами башни Бернабо ди Франки ди Пагано нашли плиту с надписью: «1414 года, в четвертый  день июля, постройка настоящей крепости окончена…»

При крепости  на площади 30 гектаров  размещался плотно населенный город, не знавший безмятежной жизни. Он всегда находился на положении усиленной охраны, и весь быт его граждан был строго расписан по данному в Генуе уставу. По специальным трубам сюда приходила вода с горы Перчем,  собиралась в бассейн и цистерны. У главных ворот были фонтан и осадный колодец. Внутри крепости имелись продовольственные погреба и оружейные склады.  Консул назначался сроком на год, потом его меняли, пока не успел обрасти связями и не начал наживаться за счет народа. Он назначался в Генуе, но подчинялся консулу Кафы и одновременно служил комендантом крепости, был начальником гарнизона и управлял финансами. Отвечая за все, консул ни одной ночи не имел права провести за пределами крепости. У него был, вероятно, свой дом внутри цитадели, но в военное время он  жил только в Консульском замке – самой большой и прочной башне, окруженной стенами консульского дворика – второго яруса обороны. В этом замке – донжоне – был (и до сих пор сохранился) камин, запас воды, продуктов, оружия. Могучие стены с контрфорсом  могли служить уже третьей линией обороны. Гарнизон был крайне малочисленным ( всего двадцать профессиональных военных), но в случае угрозы дополнялся, за отдельную плату,  гражданским населением. За порядком в городе следила полиция, граждански-ми делами ведал «попечительный совет», развлекали горожан  музыканты. С заходом солнца за-пирали ворота, убирали подъемный мост.  По городу ходили патрули, на стенах оставались кара-ульные…   И все же последние годы пребывания генуэзцев на Крымском полуострове оказались как раз та-кими, как бывает в ослабевшем, отмирающем государстве или колонии. Насилие, казнокрадство, повальное взяточничество  со  взаимными доносами среди чиновников, межнациональная и клас-совая вражда, безнаказанные для богатых уголовные преступления. Несколько раз  восставал из-мученный  народ,  призывно крича: «Смерть знатным !». И  конечно обострились споры о том, как правильно и как неправильно верить в Бога: католическая церковь уже тогда пыталась подчинить себе православную.  К тому же генуэзцы перестали ладить с татарами, часть которых взбунтовалась против своего хана Менгли – Гирея, заставив его искать спасения в Кафе. Более того, татарские феодалы  стали про-сить о помощи турецкого султана. Так что никакие стены не могли гарантировать спокойную жизнь в укрепленном городе. Простые жители стали уходить из него – и как раз вовремя.

 В 1475 году у берегов Крыма высадился большой турецкий десант. Напали сначала на Кафу, по-том на другие генуэзские фортеции. Дольше всех держалась именно Согдайя. Когда турки все же ворвались в крепость, тысяча бойцов во главе с консулом Христофоро ди Негро  заперлись в хра-ме. Консулу предлагали бежать через потайной ход в крайнем западном углу и уплыть морем прочь от обреченного города. Кто бы осудил благоразумного человека, ведь он не меньше других любил жизнь!.. но последний консул Согдайи не покинул своих подчиненных, а теперь еще и братьев по оружию. Турки подожгли храм, и защитники погибли. Лишь небольшая часть городского населения вышла через потайной ход в западной угловой башне и спустилась к морю, чтобы уплыть на кораблях. Но удалось ли им спастись, неизвестно. Разграбленный захватчиками город пришел в запустение…

С тех пор прошло пять веков. Время пытается наложить свой безжалостный отпечаток на судак-скую  цитадель. И хотя реставраторы упорно пытаются противостоять ему, никакая реставрация не вернет нам первоначально построенной крепости, идаже тойполу разрушенной, которая осталась после турецкого нашествия .  Люди старшего поколения помнят, как среди никем не охраняемых развалин бегали мальчишки, бродили одинокие любознательные туристы, а кое-кто и на ночлег укладывался – прямо здесь, посреди камней, без палатки, на сухой ароматной траве. Им, должно быть, снился топот копыт, огонь, звон мечей, свист арбалетных стрел и грозный скрип ребушетов.

В 1825 году через  Судак проезжал Александр Сергеевич Грибоедов. « Я был один, - писал он другу. – Кто хочет посещать прах и камни славных усопших, не должен брать   живых с собой…  Мирно и почтительно взошел я на пустырь, обнесенный стенами и обломками башен, цеплялся по утесу, нависшему круто в море, и бережно взобрался до самой вершины… И не приморскими видами я любовался:  перебирал мысленно многое, что слыхал и видел…»

После присоединения Крыма к России Судак был дарован императрицей светлейшему князю Г. А. Потемкину. Григорий Александрович сразу полюбил этот край, и чтобы превратить окрестности Судака в цветущий сад, специально заказал в Европе лучшие виноградные лозы, шелковичные, миндальные, ореховые, инжирные, лимонные и другие экзотические деревья. Однако после сме-рти князя не нашлось правителя, который поддержал бы и продолжил это полезное для края дело.

Сейчас  Судакская крепость – один из самых популярных туристических  объектов Крыма. Десятки, сотни тысяч туристов устремляются ежегодно к судакским берегам, чтобы увидеть это средневековое чудо, чтобы, бродя по доржкам крепостного подворья, невольно  перенестись  в  те далекие времена и почувствовать себя романтиками   загадочной навсегда ушедшей от нас рыцарской жизни…

 Из книги В.Тарасенко «Восточный Крым»


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика